Портал МИР ИСТИНЫ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

КАТАЛОГ

КЛУБ ПОРТАЛА

РЕКОМЕНДУЕМ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!


  •  
    КНИГА 2. ОТДЕЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

    Вернуться в раздел "Медитация"

    книга 2. Отдельная реальность
    Автор: Карлос Кастанеда
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    о нечто такое, что
    использует человек, например, чтобы выиграть битву, которую он, по всем
    расчетам, должен бы проиграть.
    - Тогда воля, должно быть, то, что мы называем мужеством, - сказал я.
    - Нет. Мужество - это нечто другое. Мужественные люди - это зависимые
    люди, благородные люди, из года в год окруженные людьми, которые толпятся
    вокруг них и восхищаются ими; однако, очень мало мужественных людей имеют
    волю. Обычно они бесстрашны и очень способны к совершению смелых
    поступков, отвечающих здравому смыслу; большей частью мужественный человек
    также внушает и страх. Воля, с другой стороны, имеет дело с поразительными
    задачами, которые побеждают наш здравый смысл.
    - Является ли воля контролем, который мы имеем над самими собой? -
    спросил я.
    - Ты можешь сказать, что это разновидность контроля.
    - Ты думаешь, что я могу упражнять свою волю, например, отказывая
    себе в некоторых вещах?
    - В таких, как задавание вопросов? - вставил он.
    Он сказал это в таком озорном тоне, что я остановился, чтобы
    взглянуть на него. Мы оба засмеялись.
    - Нет, - сказал он. - отказывать себе в чем-либо - это потакание
    себе, и я не советую ничего подобного. В этом причина, почему я позволяю
    тебе задавать все вопросы, какие ты хочешь.
    Если бы я сказал тебе прекратить задавать вопросы, то ты мог бы
    поранить свою волю, пытаясь сделать это. Потакание себе при отказе в
    чем-то намного хуже; оно заставляет нас верить, что мы совершаем великое
    дело в то время, как, в действительности, мы просто застыли внутри себя.
    Перестать задавать вопросы - это не воля, о которой я говорю. Воля - это
    сила. И поскольку это сила, то должна быть контролируемой и настроенной, а
    это требует времени. Я знаю это, и я терпелив с тобой. Когда я был в твоем
    возрасте, я был также импульсивен, как и ты. Однако, я изменился. Наша
    воля действует независимо от нашего потакания себе. Например, твоя воля
    уже приоткрывает твой просвет мало-помалу.
    - О каком просвете ты говоришь?
    - В нас есть просвет; подобно мягкому месту на голове ребенка,
    которое закрывается с возрастом, этот просвет открывается, когда
    развиваешь свою волю.
    - Где этот просвет?
    - В месте твоих светящихся волокон, - сказал он, показывая на свою
    брюшную полость.
    - Чему он подобен? Для чего он?
    - Это отверстие. Оно дает место для воли, чтобы та могла вылететь
    подобно стреле.
    - Воля - это предмет? Или подобна предмету?
    - Нет. Я просто сказал, чтобы ты мог понять. То, что маг называет
    волей, есть сила внутри нас самих. Это не мысль, не предмет, не желание.
    Перестать задавать вопросы - это не является волей, потому что для этого
    нужно думать и хотеть. Воля - это то, что заставляет тебя побеждать, когда
    твои мысли говорят тебе, что ты побежден. Воля - это то, что делает тебя
    неуязвимым. Воля - это то, что позволяет магу проходить сквозь стену,
    через пространство, на луну, если он хочет.
    Я ничего больше не хотел спрашивать. Я был усталый и несколько
    напряжен. Я боялся, что дон Хуан собирается попросить меня уйти, и это
    раздражало меня.
    - Пойдем на холмы, - сказал он неожиданно и встал.
    По пути он снова начал говорить о воле и смеяться над моим
    замешательством из-за того, что я не мог записывать на ходу. Он описал
    волю, как силу, которая была истинным звеном между людьми и миром. Он
    очень тщательно отметил, что мир - это то, что мы ощущаем, каким бы
    способом мы ни делали это. Дон Хуан подчеркнул, что ощущение мира
    заключает в себе процесс восприятия всего того, что предстает перед нами.
    Это определенное "ощущение" совершается нашими чувствами и нашей волей.
    Я спросил его, не была ли воля шестым чувством. Он сказал, что она,
    скорее, отношение между нами самими и ощущаемым миром.
    Я предложил, чтобы мы остановились, чтобы я мог сделать заметки в
    блокноте, но он засмеялся и продолжал идти.
    Этой ночью он оставил меня с собой ночевать, а на следующий день
    после завтрака он сам поднял разговор о воле.
    - То, что ты сам называешь волей, - это характер и сильное
    стремление, - сказал он. - То, что маг называет волей, есть сила, которая
    выходит изнутри и привязывает к внешнему миру. Она выходит через живот,
    прямо здесь, где находятся светящиеся волокна.
    Он потер свой пупок, указывая место.
    - Я говорю, что она выходит отсюда, потому что чувствуешь ее
    выходящей.
    - Почему ты называешь это волей.
    - Я называю ее никак. Мой бенефактор называл ее волей?
    - Вчера ты сказал, что можно ощущать мир как чувствами, так и волей.
    Как это возможно?
    - Средний человек может "схватить" вещи мира только своими руками,
    глазами или ушами, но маг может схватывать их также своим носом, языком
    или своей волей, особенно своей волей. Я не могу реально описать это как
    делается, но ты сам, например, не можешь описать мне, как ты слышишь. Так
    случается, что я тоже могу слышать, поэтому мы можем говорить о том, что
    мы слышим, а не о том, как мы слышим. Маг использует свою волю для того,
    чтобы ощущать мир. Однако, это ощущение не похоже на слышание. Когда мы
    смотрим на мир или когда мы слушаем его, мы получаем впечатление, что он
    вне нас и что он реален. Когда мы ощущаем мир нашей волей, мы знаем, что
    он не такой, как "вне нас", и мир не так реален, как мы думаем.
    - Является ли воля тем же самым, что и _в_и_д_е_н_и_е_?
    - Нет, воля - это сила, энергия. _В_и_д_е_н_и_е_ - это не сила, но,
    скорее, способ прохождения сквозь вещи. Маг может иметь очень сильную
    волю, но он, все же, может не _в_и_д_е_т_ь_, что означает, что только
    человек знания ощущает мир своими чувствами и своей волей, а также своим
    в_и_д_е_н_и_е_м_.
    Я сказал ему, что я еще больше смущен, чем тогда, при разговоре о
    том, как использовать мою волю, чтобы забыть стража. Это заявление и мое
    недоумение, казлось, развеселили его.
    - Я уже говорил тебе, что, когда ты говоришь, ты только
    запутываешься, - сказал он и засмеялся. - Но, по крайней мере, теперь ты
    знаешь, что ты ждешь свою волю. Но ты все еще не знаешь, что это такое или
    как это может с тобой случиться. Поэтому тщательно следи за тем, что ты
    делаешь. Та самая вещь, которая может помочь тебе развить свою волю,
    находится среди всех мелких вещей, которые ты делаешь.
    Дон Хуан ушел на все утро; он вернулся рано после обеда со связкой
    сухих растений. Он показал мне головой помочь ему, и мы работали в полном
    молчании несколько часов, сортируя растения. Когда мы кончили, мы сели
    отдохнуть, и он доброжелательно улыбнулся мне.
    Я сказал ему очень серьезно, что я перечитывал свои записи и что я
    так и не могу понять, что значит быть воином и что представляет собой идея
    воли.
    - Воля - это не идея, - сказал он.
    Это был первый раз, когда он разговаривал со мной целый день.
    После долгой паузы он продолжал:
    - Мы различны, ты и я. Наши характеры непохожи. Твоя природа более
    насильственная, чем моя. Когда я был в твоем возрасте, я был не
    насильственным, но скромным; ты же наоборот. Мой бенефактор был таким; его
    бы полностью устроило быть твоим учителем. Он был великим магом, но он не
    в_и_д_е_л_, как _в_и_ж_у_ я или _в_и_д_и_т_ Хенаро. Я понимаю мир и живу,
    руководствуясь моим _в_и_д_е_н_и_е_м_. Мой бенефактор, с другой стороны,
    должен был жить, как воин. Если человек _в_и_д_и_т_, то ему нужно жить,
    как воину или как чему-нибудь еще, так как он может _в_и_д_е_т_ь_ вещи
    такими, какие они есть в действительности, и соответственно направлять
    свою жизнь. Но, принимая во внимание твой характер, я сказал бы, что ты
    можешь никогда не научиться _в_и_д_е_т_ь_, в таком случае тебе придется
    прожить всю свою жизнь, как воину.
    Мой бенефактор говорил, что человек, вступивший на путь магии,
    постепенно начинает осознавать, что обычная жизнь навсегда оставлена
    позади, что знание, в действительности, это пугающее пугало, что средства
    обычного мира больше не будут средствами для него и что он должен
    приспособиться к новому образу жизни, если он собирается выжить. Первая
    вещь, которую ему надо сделать, - это захотеть стать воином; это очень
    важный шаг и решение. Пугающая природа знания не оставляет никакой
    альтернативы - только стать воином.
    К тому времени знание становится пугающим делом, и человек также
    осознает, что смерть является незаменимым партнером, который сидит рядом с
    ним на одной циновке. Каждая капля знания, которая становится силой, имеет
    своей центральной силой смерть. Смерть делает завершающий мазок, а все,
    что трогается смертью, действительно становится силой.
    Человек, который следует путями магии, встречается с возможностью
    полного уничтожения на каждом повороте пути, и, обязательно, он начинает
    остро осознавать свою смерть. Без осознания смерти он будет только обычным
    человеком, погрязшим в обычных поступках. У него будет отсутствовать
    необходимая потенция, необходимая концентрация, которая преобразует его
    обычное время на земле в волшебную силу.
    Таким образом, чтобы быть воином, человек должен прежде всего, и по
    праву, остро осознавать свою собственную смерть. Но концентрация на смерти
    заставляет любого из нас фокусироваться на самом себе, а это является
    снижением. Поэтому, следующая вещь, которая необходима, чтобы стать
    воином, - это отрешенность. Мысль о неминуемой смерти вместо того, чтобы
    стать препятствием, становится безразличием.
    Дон Хуан перестал говорить и взглянул на меня. Он, казалось, ожидал
    замечаний.
    - Ты понимаешь? - спросил он.
    Я понимал то, что он говорил, но я лично не мог увидеть, как кто-либо
    может прийти к чувству отрешенности. Я сказал, что с точки зрения моего
    собственного ученичества, я уже пережил момент, когда знание становится
    таким устрашающим делом. Я мог также правдиво сказать, что я больше не
    находил поддержки в обычных занятиях моей повседневной жизни. И я хотел,
    или, может быть, даже более, чем хотел, я нуждался в том, чтобы жить, как
    воин.
    - Теперь ты должен отрешиться, - сказал он.
    - От чего?
    - Отрешиться от всего.
    - Это невозможно. Я не хочу быть отшельником.
    - Быть отшельником - это потакание себе, и я никогда не имел этого в
    виду. Отшельник не отрешен, так как он по своему желанию покидает самого
    себя, чтобы стать отшельником.
    Только мысль о смерти делает человека достаточно отрешенным, так что
    он не может отказать себе в чем-либо. Человек такого сорта, однако, не
    мудрствует, потому что он приобрел молчаливую страсть к жизни и ко всем
    вещам в жизни. Он знает, что его смерть подгоняет его и не даст ему
    времени прилипнуть к чему-либо, поэтому он испытывает, без мудрствований,
    все обо всем.
    Отрешенный человек, который знает, что он не имеет никакой
    возможности отбиться от своей смерти, имеет только одну вещь, чтобы
    поддерживать себя - силу своего решения. Он должен быть, так сказать,
    мастером своего выбора. Он должен полностью понимать, что он сам полностью
    отвечает за свой выбор, и если он однажды сделал его, то у него нет больше
    времени для сожалений или укоров себя. Его решения окончательны просто
    потому, что его смерть не дает ему времени прилипнуть к чему-нибудь.
    И, таким образом, с осознанием своей смерти, своей отрешенностью и
    силой своих решений воин размечает свою жизнь стратегическим образом.
    Знание о своей смерти ведет его и делает его отрешенным и молчаливо
    страждущим; сила его окончательных решений делает его способным выбирать
    без сожалений, и то, что он выбирает, стратегически всегда сам...


    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |     > | >>






     
      oiox.ru Rambler's Top100   Портал МИР ИСТИНЫ Яндекс цитирования
    Разработка
    Numen.ru