Портал МИР ИСТИНЫ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

КАТАЛОГ

КЛУБ ПОРТАЛА

РЕКОМЕНДУЕМ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!


  •  
    КНИГА 2. ОТДЕЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

    Вернуться в раздел "Медитация"

    книга 2. Отдельная реальность
    Автор: Карлос Кастанеда
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    то она есть.
    - Почему она хочет убить тебя?
    Он нетерпеливо пожал плечами и отказался отвечать что-нибудь еще.
    Я вернулся увидеть его десять дней спустя и нашел его соверщенно
    здоровым. Он покрутил своей лодыжкой, чтобы продемонстрировать мне, что
    она в прекрасном состоянии, и приписал свое быстрое выздоровление природе
    гипсовой повязки, которую он сам сделал.
    - Хорошо, что ты здесь, - сказал он. - Сегодня я собираюсь взять тебя
    в небольшое путешествие.
    Затем он направил меня ехать в безлюдное место. Мы остановились там;
    дон Хуан вытянул свои ноги и удобно устроился на виденьи, как будто
    собираясь вздремнуть. Он велел мне расслабиться и оставаться совершенно
    спокойным; он сказал, что мы должны быть как можно незаметнее до
    наступления сумерек, потому что поздний вечер был очень опасным временем
    для дела, которым мы занимаемся.
    - Каким делом мы занимаемся? - спросил я.
    - Мы здесь для того, чтобы отметить ла Каталину, - сказал он.
    Когда стало значительно темно, мы незаметно, мы незаметно вышли из
    машины и очень медленно и бесшумно вошли в пустынный чаппараль.
    С места, где мы остановились, я мог разглядеть темные силуэты холмов
    по обеим сторонам. Мы были в плоском, красивом, широком каньоне. Дон Хуан
    дал мне подробную инструкцию о том, как оставаться слитым с чапаралем, и
    научил меня способу сидеть "в бодрствовании", как он называл это. Он велел
    мне подогнуть мою правую ногу под мое левое бедро и сохранять мою левую
    ногу в сложенном положении. Он объяснил, что подогнутая нога
    использовалась в качестве пружины для того, чтобы встать с большой
    скоростью, если это будет необходимым. Затем он велел мне сидеть лицом на
    запад, потому что это было направление дома женщины. Он сел рядом со мной,
    справа, и шепотом сказал мне держать мои глаза сфокусированными на землю,
    ища, или, скорее, ожидая волну ветра, которая произведет волнение в
    кустах. Когда волнение коснется кустов, на которые я фокусировал мой
    пристальный взгляд, я должен был взглянуть вверх и увидеть колдунью во
    всем ее "великолепном зловещем блеске". Дон Хуан действительно использовал
    эти слова. Когда я попросил его объяснить, что он имеет в виду, он сказал,
    что, если я обнаружу волнение в кустах, я просто должен посмотреть вверх и
    увидеть сам, потому что "колдунья в полете" имела такой необыкновенный
    вид, что это не поддавалось объяснениям.
    Дул чистый спокойный ветер, и я думал, что я обнаружил волнение в
    кустах много раз. Я поднимал глаза каждый раз, готовясь к
    трансцендентальному переживанию, но я ничего не видел. Каждый раз, когда
    ветер раздувал кусты, дон Хуан энергично ударял ногой по земле,
    поворачиваясь кругом и двигая руками, как будто они били. Сила его
    движений была чрезвычайной.
    После нескольких неудач увидеть колдунью "в полете" я уверился, что
    не буду свидетелем никакого трансцендентального события, однако, дон Хуан
    показывал "силу" так остро, что я не помнил, как провел ночь.
    На рассвете дон Хуан подсел ко мне. Он, казалось, был совершенно
    изнурен. Он едва мог двигаться. Он лег на спину и пробормотал, что ему не
    удалось "пронзить женщину". Я был сильно заинтригован этим заявлением; он
    повторил его несколько раз, и каждый раз его тон становился все более
    унылым, более отчаянным. Я начал переживать необычное беспокойство. Мне
    было очень легко проецировать мои чувства на настроение дона Хуана.
    Дон Хуан ничего не упоминал об этом случае или о женщине несколько
    месяцев. Я думал, что он или забыл или решил все дело. Однако, однажды я
    нашел его в очень взволнованном настроении, и в манере, которая была
    совершенно несвойственна его естественному спокойствию, он сказал мне, что
    "черный дрозд" сидел перед ним предыдущей ночью, и что он даже не заснул.
    Искусство женщины было таким большим, что он совсем не чувствовал ее
    присутствия. Он сказал, что, к счастью, он проснулся в определенный
    момент, чтобы подготовиться к самому ужасному бою за свою жизнь. Тон дона
    Хуана был взволнованный, почти патетический. Я почувствовал непреодолимую
    волну жалости и беспокойства.
    В мрачном и драматическом тоне он вновь подтвердил, что у него не
    было способа остановить ее и что в следующий раз, когда она придет к нему,
    это будет его последний день на земле. Я стал унылым и был едва не в
    слезах. Дон Хуан, казалось, заметил мое глубокое беспокойство и засмеялся,
    как я подумал, храбро. Он похлопал меня по спине и сказал, чтобы я не
    терзался, что он еще не вполне потерян, потому что имел одну последнюю
    карту, козырную карту.
    - Воин живет стратегически, - сказал он, улыбаясь. - Воин никогда не
    берется за груз, который он не может удержать в руках.
    Улыбка дона Хуана имела силу разогнать зловещие тучи судьбы. Я
    внезапно почувствовал приподнятое настроение, и мы оба засмеялись. Он
    похлопал меня по голове.
    - Ты знаешь, из всех вещей на земле, ты - это моя последняя карта, -
    сказал он отрывисто, взглянув мне прямо в глаза.
    - Что?
    - Ты являешься моей козырной картой в моем бою против этой ведьмы.
    Я не понял, что он имеет в виду, и он объяснил, что женщина не знала
    меня и что, если я сыграю своей рукой так, как он укажет мне, у меня будет
    более, чем хороший, шанс "пронзить ее".
    - Что ты имеешь в виду под этим "пронзить ее"?
    - Ты не можешь убить ее, но ты должен пронзить ее, как воздушный шар.
    Если ты сделаешь это, она оставит меня одного. Но не думай об этом теперь.
    Я скажу тебе, что делать, когда придет время.
    Прошли месяцы. Я забыл случай и был удивлен, когда я прибыл однажды в
    его дом: дон Хуан выбежал и не дал мне выйти из машины.
    - Ты должен уехать немедленно, - прошептал он со страшной
    безотлагательностью. - Слушай внимательно. Купи ружье, или достань его
    любым возможным путем; не приноси мне свое собственное ружье, ты
    понимаешь? Принеси любое ружье, за исключением своего собственного, и
    принеси его сюда немедленно.
    - Зачем тебе ружье?
    - Отправляйся сейчас же!
    Я вернулся с ружьем. У меня не было достаточно денег, чтобы купить
    его, но мой друг дал мне свое старое ружье. Дон Хуан не посмотрел на него;
    он объяснил, смеясь, что он был резок со мной, потому что черный дрозд был
    на крыше его дома и он не хотел, чтобы она видела меня.
    - Обнаружив черного дрозда на крыше, у меня возникла мысль, что ты
    мог принести ружье и пронзить ее из него, - сказал дон Хуан выразительно.
    - Я не хочу, тобы с тобой что-нибудь случилось, поэтому я посоветовал,
    чтобы ты купил ружье или достал его каким-нибудь другим путем. Видишь ли,
    ты должен уничтожить ружье после выполнения задачи.
    - О какой задаче ты говоришь?
    - Ты должен попытаться пронзить женщину из своего ружья.
    Он заставил меня начистить ружье, натерев его свежими листьями и
    стеблями особо пахнущего растения. Он сам протер оба патрона и вложил их в
    стволы. Затем он сказал, что я должен спрятаться за его домом и ждать до
    тех пор, пока черный дрозд не сядет на крышу, и затем, тщательно
    прицелившись, я должен был выпалить из обеих стволов. Эффект удивления,
    больше, чем дробь, пронзит женщину, и, если я был сильным и решительным, я
    мог заставить ее оставить его в покое. Таким образом, моя рука должна быть
    безупречной и таким же - мое решение пронзить ее.
    - Ты должен пронзительно закричать в момент выстрела, - сказал он. -
    Это должен быть убедительный и пронзительный выкрик.
    Затем он сложил кучу из пучков бамбука и дров в десяти футах от
    рамада его дома. Он велел мне опереться на эту кучу. Положение было очень
    удобным. Я полусидел; моя спина была хорошо подперта, и у меня был хороший
    обзор крыши.
    Он сказал, что ведьме было еще слишком рано появиться и что до
    темноты мы сможем сделать все приготовления; затем он притворится, что он
    заперся в доме, для того, чтобы привлечь ее и вызвать еще одно нападение
    на свою личность. Он велел мне расслабиться и найти удобное положение,
    чтобы я мог выстрелить без движения. Он заставил меня прицелиться на крышу
    пару раз и заключил, что действие - поднимание ружья к моему плечу и
    прицеливание были слишком медленными и нескладными. Затем он построил
    подпорку для ружья. Он сделал два глубоких отверстия железным бруском,
    поместил в них две рогульки и привязал длинную жердь между их развилинами.
    Конструкция давала мне упор для стрельбы и позволяла держать ружье
    нацеленным на крышу.
    Дон Хуан посмотрел на небо и сказал, что ему было время идти в дом.
    Он встал и медленно и спокойно пошел внутрь, дав мне последнее
    предостережение, что мое старание не было шуткой и что я должен был
    поразить птицу с первого выстрела.
    После того, как дон Хуан ушел, всего лишь несколько минут были
    сумерки, а затем стало совершенно темно. Казалось, как будто темнота ждала
    до тех пор, пока я останусь один, и внезапно спустилась на меня. Я пытался
    сфокусировать мои глаза на крыше, которая вырисовывалась на фоне неба; на
    время на горизонте было достаточно света, поэтому очертания крыши были еще
    видимы, но затем небо стало черным, и я едва мог видеть дом. Я сохранял
    свои глаза сфокусированными на крыше часы, не замечая совсем ничего. Я
    видел пару сов, пролетевших к северу; размах их крыльев был совершенно
    удивительным, и их нельзя было принять за черных дроздов. В определенный
    момент, однако, я отчетливо заметил черную тень маленькой птицы, севшей на
    крышу. Это определенно птица! Мое сердце начало сильно стучать; я
    почувствовал гул в моих ушах. Я прицелился в птицу и спустил оба курка.
    Раздался очень громкий выстрел. Я почувствовал сильную отдачу ружейного
    приклада в мое плечо, и в тот же самый момент я услышал очень
    пронзительный и ужасающий человеческий крик. Он был громкий и жуткий и,
    казалось, шел с крыши. У меня был момент полного замешательства. Затем я
    вспомнил, что дон Хуан указывал мне закричать в момент выстрела, а я забыл
    это сделать. Я подумал перезарядить мое ружье, когда дон Хуан открыл дверь
    и выбежал. Он держал керосиновую лампу. Он казался очень взволнованным.
    - Я думаю, ты попал в нее, - сказал он. - мы должны теперь найти
    мертвую птицу.
    Он принес лестницу и велел мне залезть и посмотреть на рамада, но я
    ничего не нашел там. Он влез и посмотрел сам, с равно отрицательными
    результатами.
    - Может быть, ты разнес птицу на куски, - сказал дон Хуан, - в таком
    случае, мы должны найти, по крайней мере, перья.
    Сначала мы начали осматривать вокруг рамада, а затем - вокруг дома.
    Мы осматривали при свете лампы до утра. Затем мы снова начали осматривать
    всю площадь, которую мы покрыли в течение ночи. Около 11.00 дон Хуан
    прекратил наши поиски. Он сел удрученный, глуповато улыбнулся мне и
    сказал, что мне не удалось прикончить его врага и что теперь, более, чем
    когда-либо прежде, его жизнь не стоила крика совы, потому что женщина была
    несомненно раздражена и жаждала отомстить.
    - Ты в безопасности, однако, - сказал дон Хуан уверенно, - женщина не
    знает тебя.
    Когда я шел к своей машине, чтобы вернуться домой, я спросил его,
    должен ли я уничтожать ружье. Он сказал, что ружье не сделало ничего и что
    я мог вернуть его владельцу. Я заметил глубокое отчаяние в глазах дона
    Хуана. При этом я почувствовал такое волнение, что я собирался заплакать.
    - Чем я могу помочь тебе? - спросил я.
    - Ты ничего не можешь сделать, - сказал дон Хуан.
    Мы молчали некоторое время. Я хотел уехать немедленно. Я чувствовал
    гнетущую муку. Мне было не по себе.
    - Хотел бы ты действительно попытаться помочь мне? - спросил д...


    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |     > | >>






     
      oiox.ru Rambler's Top100   Портал МИР ИСТИНЫ Яндекс цитирования
    Разработка
    Numen.ru