Портал МИР ИСТИНЫ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

КАТАЛОГ

КЛУБ ПОРТАЛА

РЕКОМЕНДУЕМ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!


  •  
    КНИГА 2. ОТДЕЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

    Вернуться в раздел "Медитация"

    книга 2. Отдельная реальность
    Автор: Карлос Кастанеда
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    - Что происходит, когда они теряют свое напряжение? Становятся ли они
    подобны воздуху?
    - Нет, они просто становятся бессильными. Они, тем не менее, имеют
    материальность, однако. Но она не похожа ни на что, чего каждый когда-либо
    касался.
    Позже, вечером, я сказал ему, что, возможно, то, что я видел
    предыдущей ночью, мог быть только мотылек. Он засмеялся и очень терпеливо
    объяснил, что мотыльки летают взад и вперед только вокруг электрических
    ламп, потому что лампа не сжигает их крыльев. Пламя, напротив, сжигает их
    сразу же, как только они подлетают близко к нему. Он также указал, что
    тень закрывала весь огонь. Когда он упомянул об этом, я вспомнил, что это
    была действительно очень большая тень и что она действительно закрыла
    огонь на мгновение. Однако, это произошло так быстро, что я не придал
    особого значения этому, вспоминая об этом раньше.
    Затем он указал, что искры были очень большие и летели слева. Я и сам
    это заметил. Я сказал, что, возможно, ветер дул в этом направлении. Дон
    Хуан ответил, что там совсем не было ветра. Это было верно. Вспоминая мое
    переживание, я мог вспомнить, что ночь была безветренной.
    Другой вешью, которую я совершенно не заметил, был зеленоватый цвет
    пламени, который я обнаружил, когда дон Хуан показал мне сохранять взгляд
    на огне, после того, как тень первый раз пересекла поле моего зрения. Дон
    Хуан напомнил мне об этом. Он также возражал против того, чтобы я называл
    это тенью /призраком/. Он сказал, что она была круглой и более походила на
    пузырь.
    Два дня спустя, 17 декабря 1969 года, дон Хуан очень небрежным тоном
    сказал, что я знал все подробности и необходимую технику для того, чтобы
    пойти в холмы самому и получить предмет силы - ловитель духов. Он побуждал
    меня отправиться одному и утверждал, что его общество только бы помешало
    мне.
    Я был готов отправиться, когда он, казалось, передумал.
    - Ты недостаточно силен, - сказал он. - Я пойду с тобой к подножью
    холмов.
    Когда мы были в небольшой долине, где я видел олли, он изучил с
    расстояния местность, которую я назвал дырой в холмах, и сказал, что мы
    должны идти еще дальше на юг к дальним горам. Жилище олли было самой
    дальней точкой, которую мы могли видеть через дыру.
    Я посмотрел на расположение, и все, что я мог различить, это
    голубоватую массу дальних гор. Он повел меня, однако, в юго-восточном
    направлении, и через несколько часов ходьбы мы достигли точки, которая,
    как он сказал, была "достаточно глубокой" в местопребывании олли.
    Мы остановились поздно после полудня. Мы сели на камни. Я устал и был
    голоден; все, что я ел в течение дня, было несколько лепешек и вода. Дон
    Хуан совершенно внезапно встал, посмотрел на небо и велел мне
    повелительным тоном выбрать направление, которое было лучшим для меня и
    убедиться, что я мог вспомнить точку, где мы были в этот момент, чтобы я
    мог вернуться туда, когда я закончу. Он сказал вновь уверенно, что он
    будет ждать меня, даже если это займет все мое время.
    Я спросил очень тревожно, верил ли он, что дело по добыче ловителя
    духов могло бы отнять много времени.
    - Кто знает? - сказал он, таинственно улыбнувшись.
    Я пошел к юго-востоку, обернувшись пару раз, чтобы посмотреть на дона
    Хуана. Он очень медленно шел в противоположном направлении. Я взобрался на
    вершину большого холма и посмотрел на дона Хуана еще раз; он был в добрых
    двухстах ярдах от меня. Он не оборачивался и не смотрел на меня. Я сбежал
    к подножью в небольшую чашеобразную впадину между холмами и внезапно
    обнаружил себя одного. Я сел на некоторое время и начал удивляться тому,
    что я делал здесь. Я почувствовал нелепость поиска ловителя духов. Я
    взбежал назад на вершину холма, чтобы получше разглядеть дона Хуана, но я
    не мог увидеть его нигде. Я побежал к подножью, в направлении, где я
    последний раз видел его. Я хотел прекратить все дело и уехать домой. Я
    чувствовал себя совершенно оцепеневшим и уставшим.
    - Дон Хуан! - кричал я снова и снова.
    Его нигде не было видно. Я снова взбежал на вершину другого высокого
    холма; я не увидел его и оттуда также. Я бегал везде, высматривая его, но
    он исчез. Я вернулся и пришел назад к первоначальному месту, где он
    оставил меня. У меня была нелепая уверенность, что я найду его сидящим там
    и смеющимся над моей непоследовательностью.
    - В какой ад я попал?
    Я знал тогда, что не было способа остановить все то, что я делал там.
    Я действительно не знал, как вернуться к моей машине. Дон Хуан много раз
    изменял направление, а основной ориентации на четыре точки было
    недостаточно. Я испугался, что заблужусь в горах. Я сел, и в первый раз в
    своей жизни я имел необычное чувство, что действиетльно не было пути
    вернуться к исходной точке отправления. Дон Хуан говорил, что я всегда
    настаивал на отправной точке, которую я называл началом, тогда как в
    действительности начала не существует. И там, среди этих гор, я
    почувствовал, что я понял то, что он имел в виду. Это было так, как будто
    исходная точка всегда была мной самим, как будто дона Хуана никогда в
    действительности не было там; и когда я высматривал его, он стал тем, чем
    он в действительности был - маленьким образом, который исчез за холмом.
    Я услышал тихий шелест листьев, и необычный аромат окружил меня. Я
    почувствовал ветер давлением на мои глаза, подобно осторожному жужжанию.
    Солнце собиралось скрыться за плотными тучами над горизонтом, которые
    выглядели подобно густо окрашенной оранжевой стае, когда оно исчезало за
    тяжелым покровом низких туч; момент спустя оно появилось снова, как
    темно-красный шар, плывущий в дымке. Оно, казалось, боролось некоторое
    время, чтобы войти в клочок голубого неба, но тучи как будто не давали
    солнцу времени, а затем оранжевая стая и темные силуэты гор, казалось,
    поглотили его.
    Я лег на спину. Мир вокруг меня был таким спокойным, таким
    безмятежным, но, в то же самое время, таким чуждым, что я почувствовал
    себя подавленным. Я не хотел плакать, но слезы покатились сами.
    Я оставался в этом положении несколько часов. Я был почти неспособен
    встать. Камни подо мной были твердыми, и прямо там, где я лежал, была
    редкая растительность, в контраст с сочными зелеными кустами везде вокруг.
    Оттуда, где я был, я мог видеть верхушки высоких деревьев на восточных
    холмах.
    Наконец, стало совершенно темно. Я почувствовал себя лучше; в
    действительности, я чувствовал себя почти счастливым. Для меня полутьма
    была намного более поучительной и защищающей, чем безжалостный дневной
    свет.
    Я встал, влез на вершину небольшого холма и начал повторять движения,
    которым дон Хуан научил меня. Я пробегал к востоку семь раз, и только
    тогда я заметил изменение температуры в моей руке. Я развел огонь и стал
    внимательно наблюдать, как советовал дон Хуан, рассматривая каждую деталь.
    Прошли часы, и я начал чувствовать себя очень уставшим и замерзшим. Я
    собрал целую кучу сухих веток; я поддерживал огонь и подвинулся к нему
    ближе. Бодрствование было таким усердным и таким напряженным, что оно
    изнурило меня, и я начал клевать носом. Я дважды засыпал и просыпался
    только тогда, когда моя голова качалась в сторону. Я был таком сонным, что
    не мог больше наблюдать за огнем. Я попил воды и даже побрызгал ею на
    лицо, чтобы не спать. Мне удалось побороть мою сонливость только на
    короткое время. Я стал каким-то унылым и раздраженным; я чувствовал себя
    крайне беспомощным существом там, и это вызвало во мне ощущение
    иррационального растройства и уныния. Я был усталым, голодным, сонным и
    нелепо раздраженным самим собой. Наконец, я отказался бороться со сном. Я
    добавил побольше сухих веток в костер и лег спать. Погоня за олли и
    ловителем духов была в этот момент наиболее нелепым и чуждым стремлением.
    Я был таким сонным, что не мог даже думать или разговаривать с собой. Я
    заснул.
    Внезапно я был разбужен громким треском. Казалось, что шум, чем бы он
    ни был, раздался как раз над моим левым ухом, так как я лежал на правом
    боку. Я сел, совершенно проснувшись. Мое левое ухо гудело и было оглушено
    близостью и силой звука.
    Я, должно быть, спал только короткое время, судя по количеству сухих
    веток, которые все еще горели в костре. Я не слышал никаких других шумов,
    но оставался настороженным и поддерживал огонь.
    В моем уме промелькнула мысль, что, возможно, меня разбудил дальний
    выстрел; возможно, кто-то рядом следил за мной и выстрелил в меня. Эта
    мысль стала очень мучительной и вызвала поток рациональных страхов. Я был
    уверен, что какие-то люди владели этой землей, и, если это было так, они
    могли принять меня за вора и убить меня, или они могли убить меня, чтобы
    ограбить, не зная, что у меня нет ничего. Я переживал момент ужасного
    беспокойства за свою безопасность. Я почувствовал напряжение в своих
    плечах и шее. Я подвигал головой вверх и вниз: кости моей шеи производили
    трескающий звук. Я все еще смотрел в огонь, но не видел ничего необычного
    в нем и не слышал больше никаких шумов.
    После того, как я немного расслабился, мне пришло на ум, что,
    возможно, причиной всего был дон Хуан. Я быстро стал убежден, что это так
    и было. Эта мысль заставила меня рассмеяться. У меня возник новый поток
    рациональных мыслей заключений, на этот раз веселых. Я подумал, что дон
    Хуан должно быть подозревал, что я мог передумать относительно того, чтобы
    остаться в горах, или он, должно быть, видел, что я бегал следом за ним, и
    спрятался в скрытой пещере или за кустом. Затем он последовал за мной и,
    заметив, что я заснул, разбудил меня треском ветки около моего уха. Я
    добавил еще веток в огонь и начал осматриваться вокруг как бы случайно и
    незаметно, чтобы увидеть, не могу ли я заметить его, даже хотя я знал,
    что, если он скрывался поблизости, я не смог бы обнаружить его.
    Все было совершенно спокойно: сверчки, ветер, объезжающий деревья на
    склонах холмов, окружающих меня, тихий, потрескивающий звук веток,
    охваченных огнем. Искры летели вокруг, но это были только обычные искры.
    Внезапно я услышал громкий шум от ветки, сломанной пополам. Звук
    исходил слева от меня. Я затаил дыхание, так как я слушал с предельным
    вниманием. Мгновение спустя я услышал треск другой ветки справа от меня.
    Затем я услышал слабый, отдаленный звук ломаемых веток, как будто
    кто-то шагал по ним и ломал их. Звуки были обильные и полные, они были
    отчетливые. Они также, казалось, приближались ко мне. У меня была очень
    замедленная реакция, и я не знал, слушать ли мне или вставать. Я
    обдумывал, что делать, когда внезапно звуки ломающихся веток стали везде
    вокруг меня. Я был поглощен ими так быстро, что едва успел вскочить на
    ноги и закидать костер.
    Я побежал вниз по склону в темноту. В моем уме промелькнула мысль,
    когда я бежал сквозь кусты, что там не было ровного места. Я бежал и
    пытался предохранить мои глаза от веток. Я пробежал полпути вниз к
    подножью холма, когда почувствовал что-то позади меня, что почти касалось
    меня. Это была не ветка; это было что-то, что я интуитивно чувствовал и
    что догоняло меня. Осознание этого заставило меня похолодеть. Я скинул
    свою куртку, скатал ее в узел к животу, поджал ноги и закрыл глаза руками,
    как предписывал дон Хуан. Я замер в этом положении на короткое время,
    когда понял, что все вокруг меня было безжизненно тихо. Не было никаких
    звуков. Я чрезвычайно встревожился. Мускулы моего живота сокращались и
    дрожали в судорогах. Затем я услышал другой треснувший звук. Он, казалось,
    пришел издал...


    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 | 25 | 26 | 27 | 28 | 29 | 30 | 31 | 32 | 33 | 34 | 35 | 36 | 37 | 38 | 39 | 40 | 41 | 42 | 43 | 44 | 45 |     > | >>






     
      oiox.ru Rambler's Top100   Портал МИР ИСТИНЫ Яндекс цитирования
    Разработка
    Numen.ru