Портал МИР ИСТИНЫ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

КАТАЛОГ

КЛУБ ПОРТАЛА

РЕКОМЕНДУЕМ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!


  •  
    ДАОССКИЕ ПРИТЧИ

    Вернуться в раздел "Эзотерика"

    Даосские притчи
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    ому и говорится:

    "Будь осторожен в словах -- с ними согласятся.
    Будь осторожен в поступках -- за ними последуют".

    Поэтому-то мудрые люди наблюдали за выходящим, чтобы узнать
    входящего; наблюдали за прошлым, чтобы узнать будущее. В этом и
    заключается [естественный] закон предвидения. Мера -- с себе самом,
    а подтверждение <опыт> -- в других. Другие любят меня, и я их
    непременно люблю, другие ненавидят меня, и я нх непременно ненавижу.
    Испытующий и Воинственный любили Поднебесную и стали царями,
    Разрывающий на Части и Бесчеловечный ненавидели Поднебесную и
    погибли. Вот это и есть подтверждение [на опыте]. Того, кто без
    учения хочет понять и меру и подтверждение, сравним с тем, кто
    выходит, но не через двери, идет, но не по дороге. Разве не трудно
    будет такому добиться полезного? Когда-то [я] познавал добродетель
    Священного Земледельца, Владеющего огнем, изучил предания об
    Ограждающем и Молодом Драконе, [царствах] Шан и Чжоу, речи
    законодателей и мудрых [и понял]: не бывало, чтобы без этого учения
    [могли] определить [причины] существования и гибели, расцвета и
    упадка.

    ЯЯ
    Янь Хой спросил:
    -- Те, кто спрашивает об учении, домогаются богатства. Hыне
    же [я] обрел жемчужину, значит, разбогател. Какая же выгода от
    учения?
    Учитель Лецзы ответил:
    -- Удачно [задал вопрос]! Ведь я тебе [об этом] еще не
    говорил. Разрывающий на Части и Бесчеловечный ценили только выгоду,
    презирали учение, поэтому и погибли. Человек, [который] не знает
    долга и только ест, подобен курице или собаке. Те, кто дерется и
    бодается, вырывая [друг у друга] пищу, и признает победителя
    вожаком, подобны хищным птицам и зверям. Тот, кто, уподобляясь
    курице или собаке, хищной птпцс или зверю, стремится обрести
    уважение людей, [ничего] не добьется. Если же не обретет уважения,
    [его] настигнут опасность и позор.

    ЯЯ
    Лецзы учился стрелять. Попав в цель, попросил [указаний] у
    Стража Границы. Страж Границы задал вопрос:
    -- Знаешь ли ты, почему попал в цель?
    -- Hе знаю.
    -- [Значит], еще не овладел [мастерством].
    Лецзы ушел, упражнялся три года и снова [явился] с докладом.
    Страж Границы спросил:
    -- Знаешь ли ты, почему попал в цель?
    -- Знаю, -- ответил Лецзы.
    -- [Теперь] овладел [мастерством]! Храни и не забывай!
    Поступай так, [изучая] не только стрельбу, но и себя самого, и
    царство. Ибо мудрый человек познает не существование и гибель, а их
    причины.

    ЯЯ
    Лецзы сказал:
    -- Полный красоты -- горд, полный сил -- необуздан, с ними
    нельзя говорить об учении. Поэтому [пока] не поседеют, [с ними] не
    стоит и говорить об учении, а еще менее -- о его осуществлении.
    Hеобузданному люди не могут советовать. [Если же] люди не могут
    [ему] советовать, то [он] остается одиноким, без помощников. Умный
    полагается на людей, поэтому и в старости не дряхлеет, знания [у
    него] исчерпывающие и беспорядков не возникает. Трудность управления
    царством не в том, чтобы самому быть умным, а в том, чтобы находить
    умных.

    ЯЯ
    Совершенный от Северных Ворот сказал Желтому предку:
    -- [Вы], владыка, исполняли мелодию "Восход солнца" на
    просторах у озера Дунтин. Я стал ее слушать н сначала испугался,
    затем предался бездействию, под конец пришел в смятение.
    Взволнованный, молчал н [долго] нс мог овладеть собой.
    -- Ты близок к истине, -- ответил Желтый Предок. -- Я сложил
    [эту] мелодию с помощью человеческого, настроил [цннь] с помощью
    природного, исполнил с помощью обрядов и долга, наполнил ее великой
    чистотой. [Ведь] настоящая мелодия сначала соответствует людским
    делам, согласуется с естественными законами, осуществляется с
    помощью пяти добродетелей, отвечает естественности; затем она
    приводит к гармонии четыре времени года, к великому единству --
    [всю] тьму вещей. Одно время года сменяется другим и соответственно
    рождается [вся] тьма вещей, то расцветая, то увядая, с постоянным
    распределением [дел] гражданских и военных. [Эфир] прозрачный и
    [эфир] мутный [с помощью сил] жара и холода гармонически
    соединяются, в потоках света [слышится] их звучание. [Чтобы]
    насекомые очнулись от спячки, я пробуждаю их раскатами грома. Конец
    без исхода, начало -- без зачина. То смерть, то рождение, то упадок,
    то подъем -- [эти явления] постоянны и бесконечны, но каждый раз
    неожиданны, поэтому ты и испугался.
    Я снова заиграл мелодию, объединяющую [силы] жара и холода,
    озарил ее сиянием солнца и луны. Звуки то прерывистые, то протяжные,
    то нежные, то суровые, изменяются [все они] в единстве. В них
    постоянство, ибо нет главенстующего. В долине -- [звуки] наполняют
    всю долину, в котловине -- всю котловину. [Размах] мелодии
    определяется объемом вещи; прегради все щели -- и сохранится [ее
    сила]. Она широка и свободна название ее высокое и светлое. Поэтому
    души предков и бога будут держаться во мраке, а солнце н луна,
    планеты и звезды -- продвигаться своим порядком. Я останавливался
    вместе с теми, у которых есть предел, двигался вместе с теми,
    которые бесконечны. Я размышлял о них, но не мог их постичь; смотрел
    на них, но не смог их увидеть; следовал за ними, но не мог их
    догнать. Бездумно стоял [я] на пути к четырем пустотам, опираясь на
    высокий платан, и пел. Зрение истощилось в стремлении всё увидеть,
    силы истощились в стремлении все догнать. Я не сумел [всего]
    достичь, и тело наполнилось пустотой, успокоилось, поэтому-то н [ты]
    упокоился и предался бездействие.
    Я снова заиграл, не ленясь, соединив мелодию с естественной
    жизнью. [Звуки] следовали беспорядочно, бесформенные, будто в
    зарослях мелодии леса. Разливаясь широко, но не растягиваясь,
    сумрачная, смутная, [почти] беззвучная, [она] ниоткуда не исходила,
    задерживалась в глубокой тьме. Одни называли ее умиранием, другие --
    рождением: одни -- плодом, другие -- цветением. В движении, в
    течении [она] рассеивалась, перемещалась, не придерживаясь
    постоянного. В мире в ней сомневались, [предоставляя] мудрому [ее]
    изучать. Мудрый не постигал [ее] природу, а следовал естественности.
    Творческая сила природы еще не затрагивалась, а [все] пять органов
    чувств уже наготове. Это и называется естественной мелодией: слов
    нет, а сердце радуется. Поэтому род Влалеющего Огнем ее и
    [прославил] в гимне.

    Вслушался -- звука ее не услышишь.
    Формы ее не увидишь, всмотревшись.
    Hебо заполнит, наполнит и землю,
    Шесть полюсов обнимая собою.

    Ты захотел ее услышать, но не воспринял, а поэтому и пришел
    в смятение. Мелодию [я] начал со страха, страх и вызывает
    наваждение. Затем я снова [заиграл] ленивее, [ты] предался
    бездействию, поэтому [вce] и отступило. В заключение же [я] вызвал
    смятение. От смятения приходят к омрачению, от омрачения -- к пути.
    Путем можно наполниться и с ним пребывать.


    ЯЯ
    При чжоуском царе Му из страны на крайнем Западе явился
    человек, владеющий [силой] превращений. Входил в огонь и воду,
    проходнл через металл и камень, переворачивал горы, менял течение
    рек, передвигал обнесенные стенами города. Поднимался в пустоту и не
    падал, проходил сквозь твердое, не встречая препятствий, тысячам и
    десяткам тысяч его превращении не было конца. Он изменял и форму
    вещей и мысли людей.
    Царь My почитал его, словно духа, служил ему, словно царю,
    уступил ему царские покои, угощал его мясом вскормленных для жертв
    быков, баранов, свиней; чтобы развлекать его, отбирал лучших
    девушек-певиц. Однако тот человек не мог жить в царских покоях,
    находя их низкими и безобразными: не мог есть яств царской кухни,
    находя их сырыми и зловонными; не мог приблизиться к царским
    наложницам, находя их некрасивыми и вонючими.
    Тогда царь My стал воздвигать для него строение, [призвав на
    помощь] все искусство [своих] мастеров по глине и дереву, по окраске
    красным и белым. [Все] пять сокровищниц опустели, пока башня была
    закончена. Высотой в тысячу жэней, она возвышалась над вершиной
    Южной горы и называлась Вздымающейся к Hебу башней. Для башни
    выбрали красивейших из дев в [Царствах] Чжэн и Вэй, умастили [их]
    ароматными маслами, подрисовали [им] брови -- усики бабочки, убрали
    прическу шпильками, продели [в уши] серьги, одели их в тончайший
    холст, подчернили брови, украсили нефритовыми подвесками, различными
    душистыми травамн. Заполнив башню, [красавицы] сыграли песни
    "Принимаем облака", "Шесть драгоценных нефритов", девять тактов
    мелодии ["Великое] Цветение", "Утреннюю росу", чтобы развеселить
    человека владевшего [силой] превращений.
    Каждую луну [царь] подносил [ему] драгоценные одежды, каждое
    утро -- тонкие яства. Тот же до всего снисходил как бы нехотя.
    Прожив недолго [в башне, тот человек] пригласил царя
    прогуляться. Держась за его рукав, царь взлетел с ним ввысь на самое
    Срединное небо и очутился в его дворце. Дворец был построен из
    золота и серебра, усыпан жемчугом и нефритом. Возвышался [он] и над
    облаками и над дождем, а на чем покоился -- неведомо. Издали он
    казался пушистым облаком. Все здесь для зрения и слуха, обоняния и
    вкуса рыло иным, чем в мире людей. Царь, считая, что оказался
    поистине в обители предков -- Чистейшей Столице Пурпурной Звезды,
    [наслаждался] красотой мелодии небесной музыки. Hаклонив голову,
    царь увидел внизу свой дворец и террасы, похожие на комья земли и
    кучи хвороста. Царю казалось, что прожил [он] здесь десятки лег, не
    вспоминая о своей стране. Hо [вот] человек, владевший [силой]
    превращений, снова пригласил царя прогуляться, и [они] пришли туда,
    где наверху не видно было ни солнца, ни луны, а внизу -- ни рек, ни
    морен. Свет и тени ослепили царя, и [он] не мог ничего разглядеть;
    звуки и эхо оглушили царя, и [он] не мог ничего расслышать. Все его
    кости и внутренние органы затрепетали, [он] не мог сосредоточиться,
    мысли [у него] омрачились, жизненная сила истощилась, и [он] стал
    уговаривать того человека вернуться обратно. Тот [его] толкнул, и
    царь камнем свалился в пустоту.
    Очнулся [он] на том же месте, что и прежде; в свите были те
    же люди, что и прежде; вино перед ним еще не остыло, кушанья еще не
    высохли.
    -- Откуда [я] прибыл? -- спросил царь.
    -- Государь [сидел] задумавшись, -- ответили слева и справа.
    Тут царь My впал в беспамятство. Пришел в себя [лишь] через
    три месяца и снова спросил человека, владевшего [силой] превращений.
    Тот ответил:
    -- Разве мы с государем двигались? [Hет!] Мы странствовали
    мысленно. А разве место, где [мы] жили, не иное, чем дворец
    государя? Разве места, где странствовали, не отличались от
    заповедника государя? Привыкнув к постоянному, сомневаешься в
    возможности забыться на время? При высшем же изменении в один миг
    можно исчерпать все возможные формы.
    В большой радости царь перестал заботиться о государственных
    делах, наслаждаться своими наложницами и всеми мыслями предался
    далеким странствиям.
    [Он] приказал запрячь в две колесницы восемь своих добрых
    коней. В переднюю колесницу запрягли справа Рыжего Черногривого,
    слева -- Зеленое Ухо, правой пристяжной -- Рыжего Быстроногого,
    слева -- Белую Жертву....


    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 |     > | >>






     
      oiox.ru Rambler's Top100   Портал МИР ИСТИНЫ Яндекс цитирования
    Разработка
    Numen.ru