Портал МИР ИСТИНЫ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

КАТАЛОГ

КЛУБ ПОРТАЛА

РЕКОМЕНДУЕМ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!


  •  
    ТИБЕТСКИЙ МУДРЕЦ

    Вернуться в раздел "Эзотерика"

    Тибетский Мудрец
    Автор: Лобсанг Рампа
    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    них. Что же касается этого языка, - он указал рукой на стену, - то он зовется «сумрийским» и когда-то был главным языком Атлантиды.

    - Атлантида, - сказал я, - так это место и есть Атлантида? Лама Мингьяр Дондуп громко расхохотался и ответил:

    - Нет, Лобсанг, Атлантида - это вовсе не какое-то конкретное место. Так называется группа стран, ушедших под воды океана.

    - Ах, - сказал я, - а я-то всегда считал, что Атлантида - это такое место, где очень развита цивилизация. Настолько развита, что мы все кажемся неотесанной деревенщиной в сравнении с жителями этой страны. Но вы утверждаете, что нет отдельной Атлантиды.

    Лама Мингьяр Дондуп прервал меня, чтобы объяснить подробнее:

    - О, в этом вопросе издавна существует путаница, и ученые всего мира не желают прислушаться к словам истины. А истина заключается вот в чем: когда-то, давным-давно, на Земле существовал лишь один огромный материк - все остальное было водой. Затем в результате вибраций, таких, как землетрясения, эта масса земли раскололась на отдельные острова. Самые крупные острова стали называться континентами. Континенты стали постепенно отдаляться друг от друга, и люди, населяющие их, стали забывать свой Древний Язык и начали общаться на родовых диалектах. В древности не существовало устной речи. Все люди общались телепатически. Но находились злые люди, которые, узнав, о чем «говорят» другие, использовали это в своекорыстных целях. Тогда старейшины родов придумали специальный язык, на котором общались со своими родственниками, когда не хотели, чтобы их «подслушивали» посредством телепатии.

    Со временем языки находили все более и более широкое употребление, и искусство телепатии было утрачено. Исключение составляли лишь некоторые жители Тибета. Мы можем общаться при помощи мысли. Я, например, недавно общался со своим другом, находящимся в Чакпори, и рассказал ему о нашем положении. Он же посоветовал мне оставаться на месте, так как разыгравшаяся буря не даст нам возможности спуститься по склону горы. Он также предложил, чтобы мы разведали как можно больше об этом месте, коль скоро мы вынуждены оставаться здесь так долго. Я думаю, что мы узнали немало! Но, Лобсанг, эта жидкость оказала прекрасное воздействие на мои ноги. Взгляни-ка на них, похоже, что они исцеляются!

    Я посмотрел на его ноги и был поражен. Раны были настолько глубокими, что сквозь них была видна кость. Я боялся, что его ноги придется ампутировать, когда мы возвратимся назад в Чакпори. Но эта чудесная ванна исцелила его плоть. На моих глазах глубокие порезы затягивались вновь появившейся плотью.

    Внезапно Лама Мингьяр Дондуп сказал:

    - Наверное, мне пора выходить из ванны, так как в ногах появился такой зуд, что я чувствую, что пущусь в пляс, если пробуду здесь еще немного, а я не могу этого допустить - ведь тогда ты будешь смеяться. Итак, я выхожу отсюда. Кажется, смогу обойтись даже без твоей руки.

    Он уверенно шагнул из бассейна, и тут же вся жидкость исчезла. Нигде в бассейне не было ни стока, ни отверстия - казалось, вода не вытекла, а просто исчезла сквозь стены и дно.

    - Погляди-ка, Лобсанг, здесь есть книги с невероятно интересными иллюстрациями. Там изображено, как следует проделывать некоторые операции - как управлять этими машинами извне. Мы должны хорошенько изучить все, о чем здесь говорится. Подумай, какую пользу мы сможем принести миру, если воскресим древнее знание!

    Я просмотрел некоторые картинки, и они показались мне отвратительными - люди с обнаженными внутренностями, люди со страшными зияющими ранами - ранами, которые трудно себе вообразить. Но все же я решил рассмотреть их как можно пристальней и узнать о человеческом теле как можно больше. Но прежде всего я думал о пище. Человек не может напрягать свой мозг на пустой желудок. И я высказал свои соображения вслух. Лама тут же со смехом согласился:

    - Это как раз то, о чем я подумал. После ванны у меня проснулся зверский аппетит. Что ж, давай отправимся на кухню и посмотрим, чем мы располагаем. Нам предстоит либо питаться одними фруктами, либо нарушить закон и отведать мяса.

    Я содрогнулся от этих слов и почувствовал приступ дурноты.

    - Но Учитель, - пролепетал я, - как же мы можем есть плоть животных?

    - Ради Бога, Лобсанг, эти животные мертвы уже больше миллиона лет. Мы не знаем точного возраста этой пещеры, но можем убедиться в том, что все здесь прекрасно сохранилось. Для нас же лучше поесть немного мяса и остаться жить, чем продолжать упорствовать и умереть.

    - Учитель, каким образом все здесь находится в таком хорошем состоянии, если прошло больше миллиона лет? Мне этого никогда не понять! Такое впечатление, что это место покинули только вчера. И к тому же я ничего не понял насчет Атлантиды.

    - Ну что ж, существует такое понятие, как анабиоз. Садовники Земли были подвержены всевозможным заболеваниям, точно так же, как и мы. Но если болезнь несла угрозу жизни и Садовники не могли лечить ее при помощи тех грубых средств, которые можно было найти на Земле, они помещали пациентов в пластиковые контейнеры после того, как вводили их в состояние анабиоза. В этом состоянии человек оставался живым, но лишь едва-едва живым. При этом нельзя было определить ни сердцебиения, ни дыхания, и человек мог сохранять жизнь таким образом около пяти лет. Каждый год на Землю прилетал космический корабль и забирал таких людей в Обитель Богов, где им оказывали необходимую медицинскую помощь. После лечения они становились совершенно здоровыми.

    - Учитель, а что вы можете сказать о тех, других, - людях в каменных гробах? Там есть и мужчины, и женщины. Я уверен, что они мертвы, но они выглядят как живые. Что они делают здесь? Зачем они нужны?

    - Видишь ли, Садовники Земли были очень занятыми людьми, но их наблюдатели еще более ограничены во времени. Если они хотели знать, что происходит у землян, то просто входили в одно из таких тел. Их собственная астральная форма проникает в подобную оболочку и активизирует ее. Таким образом, они сразу, появляются на Земле в облике человека, скажем, лет тридцати, не заботясь о том, чтобы появиться на свет в качестве новорожденного, вырасти, найти работу и, чего доброго, обзавестись семьей. Все это может привести к нежелательным осложнениям. А эти тела всегда находятся в хорошей форме и готовы получить «душу» в любое мгновение. При этом тело-оболочка активизируется и способно реагировать на определенные раздражители, двигаться по воле временного хозяина. На Земле немало подобных «переселенцев», как мы называем их. Они находятся среди людей и следят за тем, чтобы направить в мирное русло агрессивные устремления некоторых из нас.

    - Все это кажется мне совершенно захватывающим и почти невероятным. А что вы можете сказать о тех телах, находящихся на крыше Поталы? Они покрыты золотой оболочкой. Неужели их используют подобным же образом?

    - Ну что ты, конечно же, нет! - воскликнул Лама Мингьяр Дондуп. - Это Люди высшего типа, когда их тело умирает, их эго отправляется в высшие сферы. Некоторые уходят в астральный мир и там пребывают некоторое время, изучая людей из астрального мира. Но вначале я должен кое-что рассказать тебе о мире Патра. Насколько мне известно, только тибетские ламы знают о мире Патра. Это очень серьезный предмет, и его обсуждение требует времени. Сейчас же давай займемся исследованием этого комплекса пещер. Он очень велик.

    Лама отошел к полкам, чтобы поставить на них какие-то книги, и я сказал:

    - Разве вам не жаль оставлять столь бесценные книги на этих полках? Не лучше ли отнести их с собой в Поталу?

    Лама Мингьяр Дондуп взглянул на меня как-то по особенному и лишь затем произнес:

    - Я все больше и больше изумляюсь той сообразительности, которую ты проявляешь в столь юном возрасте. Далай-Лама позволил мне рассказать тебе все, что я сочту нужным.

    Мне очень польстили эти слова, а Лама продолжал:

    - Ты присутствовал при интервью с теми английскими солдатами - помнишь, одного из них звали Белл, - и Далай-Лама был очень обрадован тем, что ты никому не рассказал об этом - даже мне. Тогда ты сдержал свое слово. Я намеренно выпытывал у тебя все, что мог, стараясь вызвать тебя на откровенность. Но ты, Лобсанг, так мне ничего и не сказал об этом.

    Через несколько лет Тибет будет захвачен Китаем. Китайцы ограбят Поталу - заберут все вещи, которые делают Поталу Поталой. Они снимут с дворца Золотые Фигуры и просто переплавят их, чтобы получить золото. Священные книги и учебники будут увезены в Пекин, и там их будут изучать китайцы, так как они знают, что могут многому поучиться у нас. Вот почему мы создаем тайные хранилища для самых бесценных вещей. Ты бы никогда не нашел этой пещеры, если бы не случай. Мы же собираемся так скрыть это место, чтобы даже случай не позволил китайцам обнаружить пещеру. Ты уже знаешь, что туннели тянутся на двести миль, соединяя пещеры, и китайцы не смогут проехать по ним на своем четырехколесном транспорте. И, конечно же, они не одолеют это расстояние пешком, тогда как для нас это всего лишь двухдневное путешествие.

    Через два года Тибет будет оккупирован, но не покорен. Наши мудрецы поднимутся еще выше в горы и там будут жить под землей, как это делали люди, избежавшие гибели во время ядерной бомбежки. А сейчас успокойся - мы должны обсудить с тобой эти вещи. Далай-Лама сказал, что нам не следует спешить обратно. Я должен обучить тебя очень многому, и мы внимательно рассмотрим эти книги. Принести их в Поталу - все равно, что отдать в руки китайцам. Это будет просто бессмысленная жертва.

    Ну а сейчас пришло время приняться за поиски одной особой пещеры, и нам придется начертить карту.

    - В этом нет никакой нужды, Учитель. Здесь есть подробнейшая карта пещеры.







    Глава четвертая








    Лама Мингьяр Дондуп выглядел очень довольным, и его лицо приняло еще более довольное выражение, когда я показал ему карты других пещер.

    Я долго рыскал по полкам, удивляясь тому, что на них не было ни пылинки, как вдруг обнаружил целую стопку... скажем, листков бумаги. Я называю это бумагой, хотя она очень отличается от той бумаги, которую я встречал у себя дома. Наша бумага толстая и грубая, чувствуется, что она сделана руками людей. Когда я начал перебирать эту стопку, то увидел, что это чертежи и карты. Первой шла мелкомасштабная карта, изображавшая область площадью в двести пятьдесят квадратных миль. На ней изображался туннель и его разрывы, так что видно было, где следует выходить на поверхность, чтобы подойти ко входу следующего отрезка. Все это было изображено на карте, однако сейчас, после многих землетрясений, эти данные уже не были точными. Возникала серьезная проблема. Но на второй карте была изображена именно та пещера, в которой мы очутились. На ней было видно множество комнат (я даже поразился их количеству). Под изображением каждой комнаты и каждого шкафа стояла подпись, которые я, конечно же, не мог прочесть. Однако мой наставник мог разобрать слова. Он положил карту на пол, и мы растянулись рядом и, опираясь локтями на пол, стали изучать ее.

    - Лобсанг, - сказал Лама, - во время этого путешествия ты сделал некоторые замечательные открытия и очень вырос в моих глазах. Когда-то я привел сюда юного чела, и тот испугался настолько, что не смог заставить себя даже войти в пещеру. Видишь ли, старик-отшельник, который разбился на наших глазах, был Хранителем входа в пещеру. И сейчас нам нужно построить новую хижину, чтобы охранять этот вход.

    - Не думаю, что нам потребуется Хранитель, - сказал я. - Дело в том, что из-за последнего землетрясения вход в пещеру оказался заблокирован целым куском скалы. Если бы не эти карты, мы могли бы застрять тут навсегда.

    Лама Мингьяр Дондуп степенно покачал головой, поднялся с пола и зашагал вдоль книжных полок, изучая надписи на корешках книг. Наконец он издал радостный возглас и бросился к одной из них. Это была большая, тяжелая книга, выглядевшая так, словно только вышла из типографии.

    - Это словарь, Лобсанг, словарь четырех языков. Теперь мы с тобой вооружены до зубов!

    Он снял книгу с полки и то...


    Продолжение на следующей странцие...

    << | <     | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | 11 | 12 | 13 | 14 | 15 | 16 | 17 | 18 | 19 | 20 | 21 | 22 | 23 | 24 |     > | >>






     
      oiox.ru Rambler's Top100   Портал МИР ИСТИНЫ Яндекс цитирования
    Разработка
    Numen.ru