Портал МИР ИСТИНЫ
 
ДОБАВИТЬ САЙТ | В избранное | Сделать стартовой | Контакты

 

КАТАЛОГ

КЛУБ ПОРТАЛА

РЕКОМЕНДУЕМ

ПАРТНЕРЫ


Реклама на сайте!


  •  
    РАННИЕ ВОСПОМИНАНИЯ

    Вернуться в раздел "Религия"

    Ранние воспоминания
    Автор: Д. Т. Судзуки
    << | <     | 1 | 2 | 3 |     > | >>

    Место спонсора для этого раздела свободно.
    Прямая ссылка на этом месте и во всех текстах этого раздела.
    По всем вопросам обращаться сюда.


    шись со всеми своими
    силами". Прошло еще семь дней, но коан не был решен. Снова
    монах пришел к Суио, который велел ему отложить отъезд домой еще
    на неделю. Когда прошла и эта неделя, а монах все еще не решил
    коан, мастер сказал: "Есть много древних историй, в которых
    ученик решает коан после трех недель, поэтому попробуй посидеть
    еще недельку". Однако прошла еще одна неделя, а коан так и не
    был решен, и тогда мастер сказал: "Отложи отъезд еще на пять
    дней". Между тем прошло и эти пять дней, но монах не
    приблизился к решению коана, и тогда мастер сказал: "Тебе
    дается еще три дня, и если ты не решишь коан за эти три дня, тебе
    придется умереть!"

    И тогда впервые за все это время монах всецело посвятил
    оставшиеся у него силы работе над коаном, и через три дня решил
    его.

    Мораль этой истории в том, что человек должен прилагать усилия,
    выкладываясь при этом до конца. "Крайность у человека --
    возможность для Бога". Часто бывает так, что сатори приходит
    лишь тогда, когда отчаяние достигает предела, и человек готов уже
    покончить с собой. Я склонен считать, что на пути к смерти многие
    переживают сатори, однако это происходит слишком поздно, и они
    уже не могут вернуться к жизни.

    Обычно у человека имеется большой выбор занятий, и он легко
    находит повод работать над коаном вполсилы. Поэтому, чтобы
    решить коан, нужно дойти до крайности и не иметь возможности
    отступать. Тогда остается только одно, и отступать дальше некуда.

    В моей жизни такой переломный момент наступил, когда было
    окончательно решено, что я должен отправиться в Америку, где
    буду помогать док. Карусу переводить "Дао-Де-Дзин". Тогда
    я понял, что "рохацу сэссин" (Словосочетание "рохацу
    сэссин" происходит от японских слов "ро" (декабрь) и
    "хацу" (восемь). Восьмое декабря традиционно считается в
    буддийском мире днем просветления Будды. В течение этого сэссин,
    который начинается первого декабря и заканчивается на заре
    восьмого, монахи прилагают все усилия для достижения
    просветления. Обычно в это время они медитируют так усердно, что
    не ложатся спать целую неделю.) этой зимой (Речь идет о рохацу
    сэссин 1896 года) будет моим последним шансом походить на
    сандзэн, что если я на этот раз не решу коан, возможно, я
    не решу его никогда. Таким образом, в этот сэссин я был
    вынужден приложить все свои духовные усилия.

    Вплоть до этого времени я постоянное осознавал, что "Му"
    пребывает у меня в уме. Между тем, поскольку "Му" осознавал
    "я", это означало, что я в той или иной мере отличаюсь от
    "Му" и, стало быть, не могу войти в подлинное самадхи.
    Однако в концу сэссин -- где-то на пятый его день -- я
    перестал осознавать "Му". Я и "Му" стали одним, я
    отождествился с ним, так что между нами не было больше различия,
    обусловленного моим осознанием "Му". Это и есть истинное
    состояние самадхи.

    Однако такого самадхи не достаточно. Ты должен выйти из
    этого состояния, быть пробужденным из него, и это пробуждение
    есть праджна. Момент выхода из самадхи, момент
    видения всего таким, каково оно есть, -- это и есть сатори! Выйдя
    в один из дней этого сэссин из подлинного состояния
    самадхи, я сказал: "Вижу, вот оно!"

    Не имею представления о том, как долго я находился в состоянии
    самадхи, но помню, что пробудился из него под звон
    колокольчика. Я сразу же пошел на сандзэн к Роси, и он
    задал мне несколько "сассё" -- проверочных вопросов о
    "Му". Я ответил на все из них, кроме одного, который заставил
    меня усомниться, и тогда Роси выгнал меня. Однако на следующее
    утро я снова пришел на сандзэн и на этот раз ответил
    на все вопросы. Помню, как тогда ночью я возвращался из монастыря
    к месту жительства в храме Кигэнин и видел деревья в лунном
    свете. Они казались прозрачными, и я был прозрачным тоже.

    Мне бы хотелось подчеркнуть важность осознания пережитого. После
    кэнсё (Кэнсё, или "видение собственной природы",
    -- переживание, которое можно назвать первым проблеском сатори,
    или просветления.) я все еще не осознал полностью своего
    переживания. Я все еще продолжал жить во сне. Более глубокое
    постижение пришло позже, во время моего пребывания в Америке,
    когда дзэнская сентенция "хидзи сото-ни магарадзу"
    -- "локоть не выгибается наружу" -- вдруг стала очевидной
    для меня. Может показаться, что фраза "локоть не выгибается
    наружу" подразумевает необходимость, однако тогда я внезапно
    увидел, что это ограничение в действительности является свободой,
    подлинной свободой. Тогда я почувствовал, что вопрос свободы воли
    понят мною окончательно.

    Впоследствии решение коанов затруднений у меня не вызывало.
    Конечно же, чтобы углубить кэнсё -- первый проблеск
    просветления, -- нужно решать другие коаны, однако важнее всего
    пройти через первое переживание. Другие коаны нужны лишь, чтобы
    сделать первое переживание всеобъемлющим и дать возможность
    человеку понять его более глубоко.


    Перевод А. Мищенко

    << | <     | 1 | 2 | 3 |     > | >>






     
      oiox.ru Rambler's Top100   Портал МИР ИСТИНЫ Яндекс цитирования
    Разработка
    Numen.ru